Психолог Дарья Котова
Отрывок первый.

Исповедь ведьмы.

Где-то там, где все пронизано животворящей силой вдохновения, где никогда не встает вопрос страха смерти, смысла жизни, свободы воли и одиночества, мы приняли решение быть живыми...
Где-то там, где все пронизано животворящей силой вдохновения, где никогда не встает вопрос страха смерти, смысла жизни, свободы воли и одиночества, там, где от изобилия рождаются вселенные, за несколько секунд до большого взрыва мы приняли решение быть живыми.
– Ты – мой свет
– Свет…
– Мое долгое эхо
– Эхо…
– Мое молчание
– Мелодия...
– Моя нежность…

И, стоя в эпицентре этого взрыва, прислушиваясь к шепоту оживающих звезд, переполненные благодарностью и светом, мы приняли решение любить. А после...

А после мы убивали. Убивали друг друга безжалостно, жестоко, хладнокровно.

И оставьте эти сказочки про сладкие встречи в веках родственных душ. Мы наносили друг другу самые глубокие раны, оставляли самые сильные шрамы. Вонзали копья и кинжалы, применяли самые мучительные яды.

Мы возносили друг друга к небесам и свергали в бездну, втаптывая в грязь все, что было когда-то дорого.

Мы бесстыдно лицемерили, коварно предавали – мы были слишком похожи друг на друга, Мы знали самые уязвимы точки. Хотя, вероятно, более уместно отсечь лишнее и оставить только: мы знали.

Наш дар стал нашим проклятьем. Знание - сила, которую не спрятать.

Убежать, отвернуться, закрыть глаза, исказить, обесценить, сделать вид, что этого не существует – да, забыть– никогда.

Ноша знающего слишком тяжела. Бойтесь, открывающемуся вам – оно коварно. Ища знания, помните, вы никогда не сможете снова «не знать».

Слишком много света спрятанного в грязи, слишком много грязи, спрятанной за светом.

Бесконечная игра граней, тонов и полутонов, форм и объемов, бесконечные пересечения, чередования, ритмы, такты, субтона, октавности…
Непостижимый хаос, сформированный наложением друг на друга наиточнейше выверенных матриц.

----------------------------------------

Он убивал меня бессчетное количество раз...

Темные века я опущу, там мы оба были не сахар.

Века с XIII, предвкушая расцвет гуманизма, я медленно начала «менять ориентацию» сделав ставки на благородное служение во имя… (пропуск заполнялся в зависимости от текущей тенденции эпохи).

И у меня получалось. У меня, правда, все получалось! Я была верной женой испанского дворянина, хранительницей храма предков, портовой шлюхой, одинокой аристократкой, похороненной в саду вместе со своим мопсом и пожертвовавшей все состояние детским приютам, сентиментальным жрецом африканского племени, разделывающим невинных дев во славу богов и etc.

Но от судьбы не уйдешь, и, с завидной регулярностью, какие-то неведомые силы снова и снова сводили нас вместе.

В XIV веке по старой дружбе он поджарил меня до хрустящей корочки, в XV по его приказу я была до смерти замучена в подвале какого-то старого особняка.

Иногда мне удавалось взять реванш и отомстить. Правда, с веками память угасала и вместо него совершенно случайно под мой праведный гнев и не менее изощренную месть попало два три…десятка похожих на него мужчин и женщин.

В марте 1853, кажется во вторник, спустя почти 300 лет разлуки, усталые, потерянные, одинокие, не помнящие ни смысла, ни правил, ни цели этой запутанной игры с бесконечной сменой ролей, мы встретились.

Это был промозглый, унылый день, коих в старой доброй Англии было предостаточно. Я по закрепившейся в веках традиции, с тоской вспоминая вересковые пустоши, гордая и убежденная в своей невиновности, поднималась на эшафот.

С профориентацией явно что-то не клеилось – знание химии ядов, в очередной раз вышло мне боком, навсегда закрепив в памяти настороженное, прохладное отношение к науке в принципе.

И почему никто не задумывается над тем, что последняя лестница в жизни человека, должна быть ровной?! Эти перекошенные ступени будут моим ночным кошмаром еще долго.

Ах да, бессвязность мыслей - еще одна приобретенная особенностью, но сейчас не об этом...


Другие статьи от Дарьи Котовой
Показать ещё